Когда продолжать — это самое важное (и самое трудное), что ты можешь сделать

На днях одна женщина написала (инкогнито), что то, что я делаю — туфта полная. Перепечатываю мысли других людей, в школе это называется рефератом.

Вот предъяви, говорит она, работы какие-то, которые побеждали на конкурсах знаменитых. А до тех пор — никакой ты не творец. Я, добавила она, такие же сочинения в школе писала. На тему «Мой день».

Правда, лицо свое не открыла, чтобы можно было увидеть, перед кем я должна оправдаться. 

Другие сообщили о том, что им надоело читать мои старые статьи. Где новенькое, вопрошают.. Им хочется страсти, вдохновения. И непременно свеженького.

Понимаю. Сама люблю свеженькое.

Последние 3 года, в аккурат с февраля 2015, с короткими передышками, я проживаю такие трансформации, что и сама не рада, что «влезла». Я также понимаю, что мое «влезла» — это был выбор без выбора.

Я действительно больше не хочу и не могу жить по-старому, проигрывать старые сценарии, играть в игры манипуляции и власти. И не будет никаких компромиссов в связи с этим. Я действительно стремлюсь к полному проявлению своего внутреннего Бога, свободного от старых дуальных ограничений.

Не для того, чтобы уйти в тонкие миры, слиться с абсолютом, вся такая просветленная. А потому что я настолько люблю эту жизнь на Земле, что выбираю жить на ней полно. Без оглядки, страха и обесценивания себя.

И да, оказалось, что тотальное освобождение от всех опытов прошлого, изменение программ тела, размещение Души в теле, может быть настолько нелегкой задачей..

Когда единственное, что я могла — это спать по 16 часов в сутки, а проснувшись, ощущала себя так, словно разгружала вагоны. Когда проводила занятия в женском клубе даже не для того, чтобы вдохновить кого-то, а чтобы вытянуть саму себя из того, что не поддается пониманию.

Когда сердце выскакивает из груди, а тело трясет. То в холод, то в жар. Когда накрывает невыносимым отчаянием, ощущением бессмысленности и безысходности.

Когда вылезают все хронические болячки. Когда эго — в дребезги. Когда все, с чем я ассоциировала себя, за что держалась, что было важно — превратилось в пыль.

Когда вдруг понимаешь, что из старого вышла, а все окружение и не собиралось оттуда выходить. Когда люди, с которыми можно поговорить без масок и манипулирования (какие бы умные фразы они ни цитировали) — огромная редкость.

Когда точно знаешь, чувствуешь, что бывает по-другому, есть нечто бОльшее, иное, настоящее, выходящее за рамки притворства и страха. Но не понимаешь, какое оно. Где оно? А вдруг его и нет вовсе?

Когда чувствуешь себя белой вороной, потому что в мире, где так много людей умнО рассуждают о настоящем, о любви, лишь единицы действительно это имеют ввиду. И еще меньше — воплощают это в жизнь. И ты чувствуешь себя бесконечно одинокой и даже в какой-то степени обманутой.

Когда ощущаешь, что сердце, после тысячелетней заморозки, оживает. Оно оживает невыносимой болью, криком, но оно оживает. Открывается такая полнота любви, что вначале даже больно — как выйти из темной пещеры на яркий белый свет.

А потом — снова в тьму и отчаяние. И эти качели изматывают так, что силы остаются только на то, чтобы дышать.

Когда вновь и вновь сомневаешься: а может, я все выдумала? Может, все это — невозможно? Может, я сама себя обманываю?

Когда оказывается, что людям не нужна такая любовь, свобода и открытость. Точнее, они хотят говорить о ней, смотреть, как это делает кто-то другой, даже постоять рядышком любят. 

Но они не готовы быть в ней с тобой равных. Они хотят продолжать манипулировать и воровать твою энергию.

Когда все эти ощущения настолько ярки, тяжелы и интимны, что нет на свете слов таких, чтобы описать их хотя бы приблизительно, не опошлив…

Тогда не до новеньких статей. Не до бизнеса. Не до рассылки. Не до социальной успешности. 

Тогда я выдавливаю из себя в год по капле, чтобы остаться на плаву. Потому что эго, хоть и раздавленное, все еще боится полного уничтожения. Боится отпустить соломинку и окончательно улететь в бездну…

И вдруг я обнаруживаю, что Творец внутри меня каким-то образом продолжает дышать. И даже если нет сил и вдохновения, даже если есть энергия только на то, чтобы переводить ежемесячные прогнозы и публиковать высказывания других людей. Даже если это называется рефератом, а какая-то неизвестная тетка обесценивает то, что я делаю, мне — плевать.

Я буду продолжать, даже если это без страсти и огня. Даже если это скучно и не вдохновляет читателей. Я буду продолжать. 

Потому что жизнь внутри меня — продолжается. Потому что творец — это не тот, кто побеждает на конкурсах и каждый день впечатляет шедеврами окружающих.

А тот, кто продолжает, пробует, даже если ему хочется умереть. Кто принимает и чтит себя и на гребне вдохновения и успеха. И на дне бездарности…