Сила уязвимости (Брин Браун). ВИДЕО

Всем привет. Недавно наткнулась на видео выступления Брин Браун (Brene Brown), исследователя из США и автора книги «Сила уязвимости» («The power of vulnerability»), которая изучает человеческие отношения — нашу способность сопереживать, принимать, любить. Очень яркое, смешное, и в то же время очень трогающее душу выступление о силе нашей уязвимости, которым я просто не могу не поделиться с вами (на английском языке с русскими субтитрами).

Кстати, я очень люблю эту тему, и я тоже писала об этом в своих статьях

«Жить заметно» >>> 

«Мои раны пробуждают исцеление в тебе, а твои — во мне» >>>

Приятного просмотра! 🙂

А если вы предпочитаете читать, то я вам представляю свой отредактированный (и немного сокращенный :-)) перевод.

… Когда я только стала исследователем-докторантом, один профессор сказал нам: «Значит так, запомните: все, что нельзя измерить – не существует». Мы все (я и мое исследовательское окружение) считали, что жизнь – это хаос, поэтому её надо почистить, навести в ней прядок и сложить в красивую коробку с бантиком. Вот тогда её можно считать удавшейся. Кроме того, я люблю запутанные темы. Я люблю внедряться во всё, что мне видится важным, и разгадывать загадку, чтобы и другие могли это увидеть.

К тому моменту, как я 10 лет проработала социальным работником, я начала понимать, что мы здесь — ради отношений. Отношения – цель и смысл нашей жизни. Вся её суть. И не важно, общаешься ли ты с людьми, которые работают в сфере социальной справедливости, психического здоровья, насилия, беспризорности, всё, что я знаю – способность ощущать привязанность – это то, как мы связаны на уровне нейрофизиологии. Это то, почему мы здесь.

И вот я начала исследовать отношения. Я стала проводить опросы, и вот что оказалось: когда я спрашивала людей о любви, они мне стали рассказывать о боли. Когда я спрашивала людей о принятии, они рассказывали мне о самых мучительных переживаниях отверженности. И когда я спрашивала людей об отношениях, они рассказывали мне истории об утрате отношений. Итак, через 1,5 месяца исследований я наткнулась на неизвестное мне ранее понятие, которое раскрыло отношения с такой стороны, которую я не понимала или никогда не видела.

СтыдЭто стыд.

Стыд очень тесно связан со страхом утраты отношений. Мы думаем, что в нас есть нечто такое, что если люди об этом узнают или увидят, то они не захотят быть с нами в отношениях, мы не будем достойны этого.

Это глобальное явление присуще, наверное, всем. Никто не хочет об этом говорить, но, чем меньше об этом говорят, тем больше это становится. Чувство стыда означает: «я не достаточно хорош». Нам всем знакомо это чувство: я недостаточно добрая, недостаточно стройная, богатая, красивая, умная, продвинутая. В основе стыда лежит сильнейшая уязвимость. Нам очень страшно от мысли о том, что чтобы отношения состоялись, мы должны другим людям дать возможность увидеть нам такими, какие мы есть на самом деле.

И вот, я решила выделить год для исследования уязвимости. Я приготовила свои измерительные приборы, чтобы во всем разобраться, разложить стыд по полочкам, понять, как работает уязвимость и перехитрить её. Разоблачить. Мой 1 год превратился в 6 лет, тысячи историй, сотни длинных интервью. Были случаи, корда люди присылали мне свои дневники, свои истории. И, похоже, я разобралась с тем, что такое стыд, и как он работает. Я написала книгу, я опубликовала свою теорию…

Но что-то было во всем этом не в порядке. И это что-то заключалось в следующем: если разделить всех опрошенных мною людей на тех, у кого есть чувство собственного достоинства, кого любят и принимают, и на тех, кто постоянно сомневается, насколько он хорош и все время ищет этой любви и принятия… Была только одна составляющая, которая отделяла первых от вторых. Люди, у которых есть в жизни любовь и принятие просто верят в то, что они достойны любви и принятия. 

радостьОни просто верят в то, что они этого достойны. Все.

И я решила в этом разобраться еще лучше. Я взяла все интервью, где я видела достоинство, и начала их изучать. Искать, что общего у этих людей.

Первое, что бросилось в глаза – это искренность. А еще — смелость. Если пойти в этимологию слова смелость (в англ.), то оно в древности означало «рассказать от всего сердца историю о том, кто ты». Так вот, у всех этих людей была, просто говоря, смелость быть несовершенными.  У них было сострадание, чтобы быть добрыми в первую очередь к себе и затем к остальным. Потому что, как оказалось, невозможно испытывать сострадание к остальным людям, если мы не можем относиться по-доброму к себе. И последнее, у них были отношения.

И вот в чем фишка. Как результат своей искренности, они были готовы отказаться от того, какими они должны были стать, по их представлениям, ради того, чтобы быть теми, кто они есть на самом деле. А это непременное условие для того, чтобы отношения состоялись.

У таких людей было ещё кое-что общее. Они полностью приняли уязвимость. Они считали, что то, что их сделало уязвимыми, сделало их прекрасными.  Они не говорили о том, что состояние уязвимости удобно, но они также не считали уязвимость чем-то невыносимым. Они просто говорили о том, что это необходимо.

Они говорили о готовности сказать первыми «Я люблю тебя». О готовности делать что-то, когда нет никаких гарантий, о готовности спокойно дождаться звонка от врача после того, как тебе сделали маммограмму. Они готовы вкладываться в отношения с человеком, которые возможно сложатся, а возможно и нет. Они считали, что это всё имеет первостепенное значение. Лично я считала это предательством. Я — исследователь. Определение исследования – это контролировать и предсказывать, изучать феномены ради ясной цели. И вот моя миссия контролировать и предсказывать натолкнулась на ответ, что жить надо, не боясь быть уязвимым и перестать контролировать и предсказывать.

1334328825-438Это привело к очень большому кризису в моей жизни. Хотя, мой психотерапевт называет это духовным пробуждением. Духовное пробуждение, конечно, звучит лучше, чем кризис, но я уверяю вас, это был кризис. И мне пришлось отложить в сторону работу и идти к психотерапевту. 

На первую встречу с ней я принесла описание того, как живут искренние люди. Я ей сказала: «Вообще-то, у меня всё в жизни хорошо, но у меня есть маленькая трудность. У меня проблемы с уязвимостью. И я знаю, что уязвимость это то, откуда исходит стыд и страх, и наша борьба за значимость. Но, оказывается, из нее также рождается радость, творчество, принятие, любовь. И прошу вас мне немного в этом помочь. Только у меня одна маленькая просьба. Не надо никаких разговоров про семью, никаких вопросов про детство. Мне просто нужны некоторые стратегии».

Она так на меня посмотрела, что я переспросила: «Это плохо, да?» Ее ответ меня прибил: «Не хорошо и не плохо. Это просто то, что есть». И я поняла, что это мне сейчас станет плохо. 

… На это ушло около года. И вы знаете, есть люди, которые, осознав важность уязвимости и нежности, перестают противиться им и начинают так жить. Так вот, это ко мне не относится. И я даже не общаюсь с такими людьми. Для меня это был поединок, который длился целый год. Уязвимость нападала, я нападала в ответ.

Я проиграла битву, но, возможно, вернула свою жизнь. После этого я снова вернулась к исследованию и провела несколько следующих лет, усиленно пытаясь понять, какие решения принимают эти искренние люди. И что мы делаем с уязвимостью? Почему мы боремся с ней? Одинока ли я в своей борьбе с уязвимостью? Нет.

Я провела опрос на фейсбук и спросила, что для вас уязвимость? Что заставляет вас чувствовать себя уязвимыми? И мне стали отвечать:

  • попросить мужа о помощи, потому что я заболела, а мы недавно поженились
  • проявлять инициативу в сексе по отношению к мужу или к жене
  • получать отказ
  • приглашать на свидание
  • ждать, пока доктор перезвонит
  • говорить первыми «я тебя люблю»… 
  • получить сокращение на предприятии или отправить работника в неоплачиваемый отпуск….

Да много что! Это всё — наша жизнь, мир, в котором мы живём. Мы живём в уязвимом мире. И зачастую мы делаем все эти вещи, подавляя нашу уязвимость, делая вид, что мы пуленепробиваемы.

Но проблема в том, что мы не можем избирательно подавлять эмоции. Нельзя сказать – вот это для меня плохо. Вот уязвимость, горе, стыд, страх, разочарование, я не хочу и не буду этого чувствовать. Я возьму пару бутылок пива или кусок торта, поиграю в компьютерную игру. И не буду этого чувствовать. Нельзя подавлять эти тяжелые чувства, не подавляя другие наши эмоции. Их невозможно заглушать избирательно. И когда мы их подавляем, мы также подавляем радость, благодарность, счастье, любовь. И тогда мы становимся несчастны, и мы ищем цель и смысл жизни, и мы чувствуем себя уязвимыми и снова берем пару бутылок пива или кусок торта. И начинается опасный круг психологических зависимостей.

Но подумали ли мы о том, зачем мы это всё подавляем? Ведь речь идет не только о зависимостях. Мы делаем ещё кое-что. Мы всё доводим до совершенства, мы требуем от себя быть совершенными. 

1Как мы себя ведем со своими детьми? Мы их сразу же начинаем делать «совершенными», как только они родились. Нам надо, чтобы в 3 года они уже читали и считали, в пятом классе они должны играть в теннисной команде, разговаривать на 4 языках и поступить в престижный университет ещё до окончания школы. И мы им дарим любовь и принятие в зависимости от того, какие оценки они приносят из школы, и насколько они соответствуют нашим ожиданиям.

Только мы забыли, что задача у родителей другая. Наша задача сказать им: «Знаешь что? Ты не идеальна, и тебе ещё многому предстоит учиться, много трудностей преодолеть, но ты — уникальна и достойна любви и принятия такая, какая ты есть. С тобой всё в порядке». Вот в чём наша задача родителей. 

Мы притворяемся, что то, что мы делаем, не влияет на людей. Мы поступаем так в личной жизни. Мы поступаем так в бизнесе, когда берем экстренный кредит в банке, или выливаем химические отходы в реку. Мы притворяемся, что то, что мы делаем, не имеет большого влияния на людей. Но сколько же можно притворяться и разрушать себя и жизнь своих потомков?

Хватит, пришло время быть искренними и честными. И, если мы ошиблись, просто сказать: «Прости, я это исправлю». Позволить, чтобы нас увидели такими, какие мы есть на самом деле, до глубины души, со всеми нашими слабостями и без прикрас. Любить от всего сердца, даже если нет никаких гарантий. Выражать благодарность и радость в моменты ужаса.

Когда ты думаешь о том, а можно ли любить так сильно, верить так страстно, можно ли так горячо реагировать на это… просто суметь остановиться в этот момент и, вместо того, чтобы переживать о том, что это всё может обернуться против вас, наступить разочарование, просто сказать: я так благодарен. Потому что если я чувствую себя таким уязвимым, значит я живой.

И знать, что мы – полноценные личности. С нами все в порядке. Потому что только когда мы действуем из убеждения, что с нами все в порядке, тогда мы перестаем кричать и начинаем слушать, тогда мы относимся добрее и нежнее к окружающим нас людям и добрее и нежнее к себе… 


Метки: ,