Встреча с Пьяным Ангелом

Ко мне время от времени приходит.. назовем его Ангел… Особенно он любит приходить в «одеждах» пьяного дяденьки, который подсаживается ко мне в маршрутке и начинает со мной разговаривать. Или трезвого. Но непременно какого-то необычного, «не от мира сего».

Он игнорирует мой закрытый вид и нежелание поддерживать беседу. В какой-то момент он говорит или делает что-то такое, что я включаюсь и понимаю, Кто со мной разговаривает.

Пару дней назад Он ко мне снова пришел. Как обычно — в маршрутке. Ему почти 60, обычный мужчина, немного помятый и сильно пьяный. Впрочем, если бы не перегар и не его извинения, я бы не поняла, что он пьяный — его голос был твердый и глубокий. За 20 минут он мне рассказал всю свою жизнь…

… О том, что его в институте называли «артистом», потому что он был веселым и заводным. О том, как воевал в Афганистане. Как вернулся с войны и узнал, что он там «погиб». И его даже похоронили, посмертно наградив орденом за заслуги перед отечеством. Как потом вскрыли гроб, а в нем была просто макулатура. О том, как он год восстанавливал документы и доказывал, что живой. О том, как советская система разрушила его «идеалы» и сломала веру в себя…

О том, что он разведен, и с ним не хотят общаться дочь и сын. О том, как это больно, когда нет взаимопонимания с детьми и любимой женщиной. «Знаете, было время, я не хотел понимать. А теперь меня не хотят понять…» Рассказывал о своих ошибках и о том, как это горько — осознавать, что уже ничего нельзя изменить.

Он много извинялся за то, что пьяный. И сильно удивился, и даже обрадовался, когда я сказала, что это не важно, что мне это не мешает. Повеселел, рассказывая, как принимал роды у какой-то женщины в поезде.

«Я ей сказал: «Справимся! Смотри на меня и представь, что это мне больно, а не тебе, перенеси свою боль на меня. И тужься.» И представляете, ее боль исчезла! Правда, меня после этого откачивали, но это же не важно! Главное, что она родила мальчишку. Его даже назвали моим именем».

О том, какой он на самом деле «трус», потому что не может убить даже курицу. И как над ним из-за этого все время насмехались. Особенно жена и теща. Но пусть он лучше останется голодным, но не может он убить. «А на войне… на войне ты же не видишь, кого убиваешь.. на войне убить легко, ты там зомби. Либо ты, либо тебя..»

А через две недели он снова едет на фронт — на Донбас. И он даже рад. Здесь он никому не нужен.. даже себе не нужен.. может, на фронте «пригодится». «Ну и.. перейду, наконец-то, в другой мир. Быстрее бы.. «Там» правды больше.»

Он все это рассказывал и даже улыбался. Только до синевы сжатые руки и глухая тоска во взгляде говорили о том, что он сейчас чувствует.

«Вы еще молоденькая совсем.. Вы знаете, главное в жизни — взаимопонимание» — и столько горечи было в его словах.

Обычная история. Таких мужчин — море… Жалела ли я его? Нет.

Но я тотально присутствовала в каждом его слове. Я была с ним в каждом его чувстве и каждой эмоции. Я ему сострадала. Но не в том плане, что «страдала» вместе с ним. А в том, что я его понимала и полностью принимала. Без жалости и осуждения.

Я бесконечно уважала Его и его выбор. И восхищалась тем опытом, который Он себе создал. Не потому, что выбор был «правильным». А потому, что это был Его выбор.

Я просто сидела рядом с ним в своем собственном Свете, в знании, кто Я есть, и кто Он есть. Мне не хотелось его спасти, пожалеть, что-то посоветовать или утешить. Окутать его Светом Создателя тоже не хотелось.

Я просто сидела рядом с ним в своем глубочайшем «Я Есмь», смотрела на него, молча слушала и знала, что этого достаточно.

А потом он посмотрел мне прямо в глаза, и я обалдела. Это был взгляд «оттуда». Это был взгляд Мастера, и этот взгляд проникал до самого дна клеток. Как рентген.

И он вдруг начал говорить нечто совершенно иное, каждое слово было «оттуда» и конкретно для меня. Было ощущение, что меня обнял кто-то очень родной. Он снова посмотрел в мои глаза, и это был тот же взгляд. И я не выдержала этого взгляда «оттуда» — расплакалась…

Невозможно передать словами ощущение единения, всемогущества, любви и наполненности, когда с тобой прямым текстом разговаривают «из-за завесы». Кстати, он никак не отреагировал на мои слезы. Он их принял так же, как я перед этим приняла его.

А потом мы попрощались. Он ушел в свою жизнь. Я в свою..


Метки: ,